375262_200436370030547_481547426_n

Я не хотела ничего писать, но… Вот мое открытое письмо БВ Дамодару Махараджу. Еще одно открытое письмо Дамодару Махараджу…

Шрипад Дамодар Махарадж, пожалуйста, примите мои дандават-пранамы.

Мне грустно от того, что такая юная и неквалифицированная девочка, как я, вынуждена писать письмо такой личности, как вы, которой следует быть примером в духовности.

Мне грустно, что я вынуждена писать письмо тому, кого я с детства считала своим дядей. Я всегда уважала вас за ваше служение Гурудеву, и сейчас мое сердце разбито вашим полным непочтением к ученикам Гурудева и попыткой осуществить свои замыслы.

Я хочу честно поговорить, от сердца, потому что это единственное, что я могу представить. С тех пор, как я стала останавливаться в Матхуре с почитаемым Шрипадом Преманандой Прабху, перед тем, как Гурудев вошел в самадхи, вы писали мне и пытались убедить уехать оттуда: «Какого черта ты там делаешь?» Я не могу даже представить себе, чтобы я писала кому-то из ваших учеников или последователям Кришна-прии диди: «Какого черта ты там делаешь?» То есть даже с чисто человеческой точки зрения это просто грубо! Но, так или иначе, в тот момент начались мои с вами разногласия, и непреднамеренно вы только усилили мое желание быть рядом с Прабхуджи.

Когда я приехала в Матхуру, почитаемый Шрипад Премананда Прабху сказал мне: «Я слуга в доме Гурудева, и поэтому мой долг – заботиться обо всех его детях и служить им, – так же как слуга в доме своего хозяина».

Он добавил, что если мне что-то понадобится: прасад, одежда, «лакшми», не нужно стесняться и сказать об этом. Я видела, как он заботился и продолжает заботиться об учениках Гурудева со всего света, лишившихся прибежища. В то время, как другие заняты тем, что набирают все новых и новых учеников, почитаемый Шрипад Премананда Прабху постоянно дает прибежище ученикам Гурудева.

Как уже упоминалось в других письмах, прославленная жизнь в севе Шрипада Премананды Прабху началась еще в детстве, когда вы даже не родились. Его мать рассказывала мне, как он с самого раннего детства готовил для Гауры-Гададхара и служил Им, а также всем Вайшнавам в Чампахати. Вы помните 2003 год, когда Гурудев пришел  в дом, где родился Прабхуджи, и, не в силах сдержать слезы, признался, что никогда не сможет отплатить ему за его ништху и непрерывную гуру-севу? Сколько лет вы наполняли свой живот прасадом, приготовленным его руками? Сколько вы жили в храмах и участвовали в парикрамах, для которых он все организовывал? Неужели у вас нет ни капли признательности ему за это?

Но вообще-то это письмо не о вас. Я хочу сказать вам, какую боль вы причинили мне. Вы написали клевету на ту личность, которая мне дала всё в моих отношениях с Гурудевом. Серьезно, я бы не знала, как чистить зубы в бхакти или как доползти из пункта А в пункт Б, без неустанной и милостивой подготовки Прабхуджи.

Вы причинили острую боль ушам и сердцам стольких людей, которые любят Прабхуджи словно родную мать. Он заботится о нас, как мать. А вы же так бессердечно и самоуверенно вылили свое мусорное ведро ненависти к нам на тарелки. Спасибо, что испортили мне аппетит на ближайшие пять лет. Однако, слава Богу, Прабхуджи каждый день готовит для Шримати Радхики, и я надеюсь, аппетит скоро вернется.

Итак, возвращаясь к истории. После того, как Шрила Гурудев вошел в самадхи, и мы вернулись из Навадвипы в Матхуру, Шрипад Премананда Прабху начал рассказывать хари-катху о жизни Шрилы Гурудева. Казалось, что все эти лилы – слава Гурудева, разливаются мощным потоком из его сердца, глаз и уст, словно Бхагиратхи-Ганга, час за часом! Он рассказывал все эти игры на протяжении полугода и все время плакал и плакал. Я чувствовала, что получала самый глубокий даршан моего Гурудева. Это происходило сразу после ухода Гурудева. Прабхуджи запирался в своей комнате и плакал там часами.

Однажды я пришла к нему и сказала: «Прабхуджи, я поражена. Я никогда не слышала, чтобы так прославляли моего Гурудева. Где вы все это услышали?» В комнате нас было только трое: я, моя мама и Абхай. На протяжении часа Прабхуджи без остановки плакал, вспоминая те дни в Матхуре, когда Гурудев еще не уехал на Запад, когда Гурудев ЛИЧНО открывал ему многие из этих игр. Разве Прабхуджи должен был мне что-то доказывать? Маленькой незначительной девочке, которая пришла к нему с пустыми руками, у которой нет даже рупии… Какой интерес был у него убеждать меня в чем-то и тратить свое драгоценное время? Однако этот поток просто лился из его сердца. Мне кажется, если бы тогда я покинула его комнату, этот поток продолжался бы, как река течет в океан. Гурудев подобен океану, а Прабхуджи – реке, и вот так это было.

Никогда я так не чувствовала присутствие Гурудева в каждом атоме и в каждом вдохе, повсюду, как в той катхе, исходящей из уст Прабхуджи на протяжении тех шести месяцев.

Так что когда вы идете со своей миссией бешеного слона, чтобы вытоптать нежный сад лиан веры, за которые Гурудев сам отвечает, вы не только принижаете личную роль Гурудева как защитника бхакти, но и подвергаете опасности всё, что он дал вам. Вы пришли в дом Шриматиджи и безо всякой любви к Ней плюнули на пыль с ее стоп, ее возлюбленных ананья-бхакт, и вам совсем не страшно. Но, более того, плеваться в прекрасных кунджа-садах веры людей, которую Гурудев так терпеливо и заботливо взращивал, – это самое жестокое, что можно сделать. Я не знаю, что с вами случилось и как вы вообще можете думать, будто Гурудев будет доволен вами за это.

Когда мне было девять лет, Гурудев сказал мне, что апарадха означает «без любви». В ваших словах больше нет ни крупицы любви. Только стрелы, пронзающие сердце нашего дорогого Гурудева и его Вайшнавов. Вы даже начали свою клеветническую миссию против Шьямарани диди в прошлом году. Когда преданные Девананда Гаудия Матха оскорбили ее, Гурудев собрал вещи и никогда туда не возвращался. Он никогда не будет жить там, где оскорбляют его севаков.

Недавно Прабхуджи вспоминал о вас. Он сладко улыбался, вспоминая времена, когда вы только пришли в матх, и то, как он заботился о вас. Ни в его лице, ни в голосе не было ни капли вражды – только любовь. Как будто вы были одним из нас, одним из детишек Гурудева…

Храни вас Господь, Махарадж, в вашей миссии уничтожения! Возможно, вы действительно должны потерять по-настоящему, чтобы осознать, что же вы потеряли…

Я молюсь, чтобы однажды вы отыскали это в своем сердце и поняли, сколько боли причинили, и что можете попросить прощения у стоп почтенных Вайшнавов.

———————————

Падшая душа, Радхика даси