27 декабря 2013 года

Выбивание анартх

Харибол ГурудеваКогда Гурудев пришел к Парам-гурудеву в Девананда Гаудия Матх в Навадвипе, он начал заботиться о храме и всех преданных. Гурудев не мог cтерпеть, если брахмачари нарушали правила или предписания. Он не хотел, чтобы они впустую тратили время. Так, в Матхуре он иногда бил брахмачари своими падуками, дандой, зонтом или любым другим предметом, который попадался ему под руку. Это называется лечение. Он бил их до тех пор, пока все их анартхи не уходили. Он бил их и бил, а когда все анартхи покидали их, брахмачари лежали на полу и повторяли:

 

сарва-дхарман паритьяджья

мам экам шаранам враджа

ахам твам сарва-папебхьо

мокшайишьями ма шучах

(Б.-г., 18.66)

 

«Оставь все религии и просто предайся Мне. Я освобожу тебя от всех последствий твоих греховных поступков. Не бойся ничего».

Почему? Чувства и ум некоторых брахмачари очень беспокойные и бесполезные, они беспорядочно бегают туда-сюда. Что же делали брахмачари? Иногда они выходили за ворота в кино, а Гурудев наблюдал за ними из своей комнаты наверху. Он видел, кто уходит и кто возвращается. Он поджидал их в углу на первом этаже, ловил и начинал бить. После пяти-десяти таких случаев все начинали очень бояться и обходить его на большом расстоянии. Однажды Парам-гурудев спросил: «Ты просто сидишь на стуле, но почему все они обходят тебя на большом расстоянии, в чем причина?» Он ответил: «Дал ме куч кала хаи что-то черное в дале. Их сердца очень грязные, черные. Потому они и не подходят ко мне, боятся».

Люди не хотят приближаться к садху. Они будут стоять неподалеку, но близко не подойдут. У них так много анартх и так много друзей, с которыми они делят свою любовь. Их друзья говорят: «Не ходи к садху и не разговаривай с ними».

Когда в человека вселяются злые духи, тантрик бьет его обувью или метлой до тех пор, пока те не покинут тело. Подобным образом внутри всех нас сидят призраки и ведьмы. В «Према-виварте» говорится:

кришна-бахирмукха хаия бхога-ванчха каре

никата-стха майя таре джапатия дхаре

 

«Когда дживы отворачиваются от Кришны, у них появляется желание материальных наслаждений. Тогда майя, вводящая в заблуждение энергия Кришны, которая находится рядом с дживами, заключает их в свои объятия».

 

пишачи паиле джена мати-ччхана хая

майя-граста дживера хая се бхава удая

 

«Вечная природа дживы покрывается материальной энергией, подобно тому, как разум человека, которого преследуют злые духи, покрывается невежеством».

 

ами сиддха кришна-даса, эи катха бхуле

майяра напхара хана чира-дина буле

 

«Джива забывает Господа и свое положение Его вечного слуги. Став служанкой майи, она бродит по свету с незапамятных времен».

 

кабху раджа, кабху праджа, кабху випра, шудра

кабху духкхи, кабху сукхи, кабху кита кшудра

 

«Джива становится то царем, то подданным, иногда брахманом или шудрой, а иногда рождается крохотным насекомым. Она то испытывает счастье, то безмерно страдает».

 

кабху сварге, кабху мартье, нараке ва кабху

кабху дева, кабху даитья, кабху даса, прабху

 

«Иногда она отправляется в рай, иногда живет на Земле или спускается в ад. Порой джива становится полубогом, а порой демоном. Она занимает положение то слуги, то господина».

 

Поедание чувств

Живые существа, забыв Бога, приходят в этот мир. Дживы пытаются насладить здесь все свои чувства. Когда мы пришли в храм, Шрила Гурудев рассказывал: «Один зверек было очень голодным. Знаете, что он сделал? Он взял свой длинный хвост в рот и начал его есть. Рот наполнился кровью, но несмотря на это он грыз и грыз его, пока не умер».

«Наше положение такое же, — продолжил Гурудев. — Господь дает нам чувства, но мы всегда пытаемся их “съесть”». Как? Тяжело работаем по двенадцать часов в день, зарабатываем деньги, проедаем их, идем в туалет и все — жизнь на этом закончена.

 

шва-вид-варахоштра-кхараих

самстутах пурушах пашух

на ят-карна-патхопето

джату нама гадаграджах

«Люди, подобные собакам, свиньям, верблюдам и ослам, превозносят тех, кто никогда не слушает повествования о трансцендентных играх Господа Шри Кришны, несущего избавление от всех бед».

В «Шримад-Бхагаватам» Шукадев Госвами говорит, что мы подобны животным. Мы не истинные люди, мы животные, всегда готовые съесть свои чувства. Нам хочется пить свою собственную кровь. Всегда хотим услаждать чувства. Мы так наслаждаемся, что наши чувства слабеют и мертвеют. Наш ум и глаза не работают, мы поедаем самих себя. Мы хуже животных, и практикуем все это миллионы жизней.

В ту пору, когда мы только пришли в храм Гурудева, он давал нам очень сильные лекции и говорил: «Запомните это, а потом пересказывайте». Также он объяснял нам смысл стихов. Это были очень простые лекции, не о рагануга-бхакти, према-бхакти, враджа-преме и кришна-преме.

Он рассказывал по «Чайтанья-чаритамрите», «Чайтанья-шикшамрите», «Харинама-чинтамани», «Шримад-Бхагаватам». Всеми этими лекциями он нас защищал.

Господь даровал нам тело и чувства, но мы всегда готовы разрушить самих себя. Сумасшедший стоит на улице и вонзает в себя нож, а потом радостно танцует: «Я кое-кого убил!» и умирает.

Господь наделяет нас тонким и грубым телами, чтобы мы использовали их для души и Сверхдуши, однако мы всегда злоупотребляем этими дарами и разрушаем себя. Мы не даем нашей душе хари-катху, маха-прасад, служение Богу и Вайшнавам, но всегда готовы разрушить себя. Вот такое у нас тяжелое заболевание.

Гурудев брал свою данду, или обувь, зонтик, палку и бил, бил, бил до тех пор, пока человек не становился смиренным, вежливым, спокойным и чистым, — как Абхирам Тхакур, который своим хлыстом стегал всех, кто подходил к нему, и даровал тем самым кришна-прему. Все анартхи покидали такого человека, и он начинал танцевать.

Вы можете поспрашивать старших брахмачари в храме, каким Гурудев был строгим. Все они сердились и не понимали, почему он так гневался и что хотел им дать. Брахмачари в матхурском храме не разрешалось ходить на крышу или вниз в дармашалу. Без его разрешения никто не мог выйти за ворота. Иногда Шрила Гурудев ходил на какое-то судебное дело и возвращался обратно в три часа дня. До его возвращения брахмачари даже воду не пили. Вернувшись, Гурудев принимал прасад, и после него кушали все остальные. Никто ничего не делал независимо.

Защита бхакти

Почему мы следуем этим правилам и предписаниям? Если у нас нет силы и стойкости, майя сделает в нас много дыр. Она проникнет в уязвимое место и сделает себе там норку. Поэтому Гирирадж Говардхан очень сильный, твердый. Пуджьяпад Тривикрама Махарадж, Гурудев и мой Гуру Махарадж [Шрила Бхактиведанта Вамана Махарадж] тоже очень серьезно и твердо защищали бхакти:

 

ваджрад апи катхорани мридуни кусумад апи

локоттаранам четамси ко ну вигьятум ишварах

(Ч.-ч., Мадхья, 7.73)

 

«Сердца тех, кто возвысился над обыденной деятельностью, порой суровее удара молнии, а порой нежнее цветка. Разве можно понять, как в великих уживаются такие противоположности?»

 

Я видел, как сердце Шрилы Тривикрамы Махараджа таяло, когда он видел, что кто-то служит. Шрила Гурудев также очень смягчался, когда видел, что кто-то следует правилам и предписаниям бхакти, посещает киртаны и лекции, приходит вовремя на арати и вообще следует всем программам бхакти. Сердце его таяло и, очень довольный, он все давал.

Поэтому где бы мы ни находились, нужно переживать только об одном — как доставить радость Гурудеву? У нас должно быть желание следовать составляющим бхакти, а также посещать программы. Не наша обязанность следить, кто приходит, а кто нет, настраивайтесь только на одно: «Я все сделаю ради удовольствия моего Гуру Махараджа. Я буду ходить на арати, лекции и киртан».

Зимой в Матхуре так холодно… Мы носили воду с улицы, издалека, потом готовили, принимали омовение, убирали в храме, мыли посуду и все остальное. Шрила Гурудев заканчивал лекцию где-то в десять-половину одиннадцатого вечера. В день было три лекции: одна утром, вторая с четырех до пяти-шести, и последняя вечером, а также несколько часов киртана. С четырех до шести была особая лекция для брахмачари.  Владельцы местных магазинов, закончив работу и поужинав, приходили в девять вечера слушать хари-катху. Затем мы проводили киртан с десяти до половины одиннадцатого-одиннадцати вечера. Потом был прасад, и после всего этого я мыл посуду. Зимой вода была ледяная… Руки дрожали, но не было ни электричества, ни водонагревателя или чего-то подобного. Как нагреть воду, где взять дрова?  Дрова тогда были очень дорогие — четыре-пять рупий за сорок килограмм. Но и этих пяти рупий не было…

Однажды я думал, что Шрила Гурудев уже отдыхает, но вдруг, когда я мыл кастрюли, он подошел со спины. «О, никто тебе не помогает? — участливо спросил он. — Никто не приходит? Сколько же ты сможешь вымыть один?»

— Ничего страшного, я же сильный.

— О, они все попрятались, лентяи. Ничего не хотят делать. Я помогу тебе!

«Баба!» — подумал я.

— Нет, пожалуйста, отдыхай.

— Нет.

Он был старшим, да еще и в возрасте, вдобавок была глубокая зима. Однако он сел и начал мыть посуду холодной водой. Я очень испугался. Сразу отовсюду понабежали брахмачари и начали быстро намывать кастрюли. С того дня они и узнали, какой Гурудев серьезный. Он за всем смотрел. В своей жизни он за всем следил, так неужели он прекратил это делать сейчас? Он за всем смотрит так же, как раньше. Когда у кого-то появляется крохотное желание служить, развивать бхаджан, он всегда помогает. Он все сделает, чтобы помочь этому человеку.

Он хочет дать нам все

Однажды он обратился ко всем брахмачари и другим преданным: «Сегодня просите у меня все, что хотите».

Некоторые говорили: «Кругом одна майя, я сумасшедший, глупый, пожалуйста, помоги мне».

В конце дня Гурудев огорченно произнес: «Никто не попросил у меня враджа-бхакти. Никто не выразил желание обрести према-бхакти».

Он хочет дать нам все, но и мы со своей стороны тоже должны приложить какие-то усилия, чтобы получить это. Поэтому своими лекциями он старался снова и снова помочь нам. Если кто-то делал ошибку, он бил его, а потом подзывал к себе в комнату и специально беседовал с ним много часов подряд, давая добрые советы. Когда к брахмачари приходило понимание, Гурудев принимался за прасад и угощал этого брахмачари.

В чем заключаются наши анартхи и ложное эго? У нас нет здравого смысла. Мы ничего не понимаем, но гуру и Вайшнавы знают все, и в знак своей милости они говорят нам что-то резкое, неприятное. Если они немилостивы к нам — тогда просто пренебрегут: «Как хотите, так и поступайте», никогда не накажут и не отругают, просто будут равнодушными. Многие ачарьи нейтральны (нирапекша), но Гурудев апекша — он всегда старался одарить нас бхакти, сделать сильными, чтобы мы могли совершать бхаджан.

Во время Картики некоторые брахмачари прятались, чтобы не идти на парикраму, и выходили из своих комнат, только когда Шрила Гурудев отправлялся на парикраму. Он возвращался рано, и, заметив их, ругал, бил, пинал, говоря: «Почему ты здесь? Что ты делаешь? Почему не пошел на парикраму

Он был очень строгим.

Он всегда пытался дать обусловленным душам враджа-бхакти и према-бхакти

И думать не смейте, что Гурудев далеко и не наблюдает за нами. Он очень серьезный. Наша парампара — это правильная парампара.

Гурудев защищает всех, кто вступает в его семью. Он не мог терпеть неправильного поведения  учеников Парам-гурудева, а что говорить о его учениках. Как-то раз я видел, как в Навадвипе один брахмачари после полудня спал в алтарной под включенным вентилятором. Гурудев, зайдя в алтарную, заметил его. Сначала он толкнул его и закричал, а брахмачари спросонья не сразу понял, что это Гурудев, и начал гневно кричать в ответ. Гурудев тогда возмутился: «Ах ты меня не узнаешь? Лежишь тут под вентилятором, никакого служения не делаешь. Ты что, пришел в храм только наслаждаться?»

Гурудев сильно отшлепал его. От страха все выключили вентиляторы в комнатах — один брахмачари пошел в коровник, другой на кухню, третий в огород, и все забегали, чтобы показать Гурудеву, как они служат. Если обусловленные души не проучить, они никогда не изменятся. Сколько вы еще будете услаждать свое тело? Мы поедаем самих себя.

Свами Махарадж пел:

 

гаура паху на бхаджия маину

према-ратана-дхана хелая хараину

 

«О, горе мне! Не желая поклоняться Шри Гаурасундаре, я призывал свою смерть. Я не оценил высочайшее сокровище премы и потерял возможность обрести ее».

 

адхане джатана кори’ дхана теягину

апана-карама-доше апани дубину

 

«Забыв об истинном богатстве и погрязнув в пороках, я потратил свою жизнь на всякие пустяки».

 

вишая вишама виша сатата кхаину

гаура-киртана-расе магана на хаину

 

«Я каждую секунду пью смертельный яд чувственных удовольствий вместо того,  чтобы погрузиться в бездонный нектар прославлений Шри Гаурасундары».

 

Шрила Гурудев очень часто пел эту песню «Гаура паху на бхаджия маину». Оставив процесс према-бхакти, мы только потакаем нашим чувствам в удовольствиях. Мы не занимаем их в служении Господу. Гурудев никогда и никому не оставлял ни малейшей возможности бесполезно проводить время. Он учил нас, что нужно отдыхать, но только сколько необходимо, а также кушать, но только маха-прасад.

Необходимые аскезы

После того, как к Гурудеву пришли западные преданные, Гурудев разрешил, чтобы не все следовали нирджала-врате в экадаши. Во времена Гурудева в экадаши преданные только после гаура-арати принимали немного картошки, лимона, соли и йогурта — больше ничего, но позже он разрешил нам давать прасад в обед и вечером. В дальнейшем в экадаши мы готовили пять-десять блюд для Божеств и четыре-пять для преданных. Но это все не значит, что мы должны открывать отели-мотели и быть готовыми услаждать наши чувства днем и ночью в ущерб харинаме, хари-катхе и духовной жизни.

Я прошу всех следовать по стопам Гурудева. Приходите на киртан, мангала-арати и все программы. Во времена Гурудева мы приходили на лекции и киртан, потом быстро готовили, а когда Гурудев садился принять прасад, мы подавали ему горячие чапати и сабджи. Когда он шел отдыхать, мы очень быстро мыли посуду, алтарную и все остальное. Это был маленький храм. Любой звук мог потревожить покой Гурудева, так что мы все делали так тихо, как это было возможно. Летом, когда он уходил спать, мы массировали его и обмахивали опахалом. Он спрашивал нас: «Вы сегодня харинаму читали? А ваши гаятри повторили? Сколько вы прочитали? Какую севу сегодня делали?»

Все ходили на бхикшу, и он ждал, пока все не вернутся в час-два, проверял, сколько мы принесли. Мы показывали ему, и тогда он говорил: «Идите принимайте прасад». После этого он шел в свою комнату.

Прежде я жил с пожилым Бабой, Раса-бихари Прабху. Он был наполовину слепой — у него были очки с очень толстыми линзами. Каждый день он ходил на бхикшу. Когда я пришел в храм, Гурудев наказал мне сопровождать его, носить тяжелые сумки. Раса-бихари Прабху не изменял традиции, даже когда ему было уже за сто лет, и по возвращении с бхикши шел на кухню мыть посуду, убирал на кухне, а затем шел на лекцию и киртан. Он сам давал лекции и все делал. Гурудев говорил: «Иди помоги ему на бхикше».

Жарким летом мы ходили босиком, у нас не было обуви. Гурудев ждал нашего возвращения. Иногда я ходил один. Когда я хотя бы немного задерживался, Гурудев говорил: «Ага, тебе, должно быть, дали в домах что-то очень вкусное, ты сидел и ел так много, поэтому и пришел поздно», или: «Ох, ты наверное болтал попусту со всеми, сидел у них в гостях, а они тебя обмахивали и угощали ласси».

Чем бы нас ни угощали, мы все укладывали в сумку и несли в храм Гурудеву, за пределами храма ничего никогда не принимали. Если нас упрашивали: «Прабху, ну пожалуйста, выпей воды, на улице так жарко», мы никогда не брали — Гурудев запретил. Мы пришли ради гуру-севы, а не бхоги. Воду мы пили из крана снаружи дома, чтобы не возникло привязанности, или же в храме. В домах мы ничего не принимали.

Шакти Шрилы Гурудева меняло и очищало нас, оно привело нас в линию бхакти. У нас должно быть твердое желание следовать бхакти. Если есть такая ништха, много жизней не понадобится. Достаточно одной жизни. Потребуется несколько месяцев или лет, и все придет. Но если у нас нет никакой серьезности, нет почтения к Гурудеву, если мы ничему не стараемся следовать, тогда что он может поделать? Нам нужно быть серьезными и молиться, Тогда Гурудев даст нам шакти, и мы не будем как пьяницы — не будем «есть» свои чувства и жить впустую, услаждая их. Все, чем Господь наделил нас, нужно использовать для служения Ему и гуру. Тогда в жизнь придет успех, а наше физическое тело больше не накажет нас. Пробудится наше духовное тело. Гурудев будет очень доволен нами. Тогда мы увидим его таким, как он есть, увидим, где он пребывает, а также поймем, кто такой гуру и что такое гуру-сева.

 

Лекция Шрипада Премананды Прабху, записанная его секретарем

Лицензия Creative Commons
Это произведение доступно по лицензии Creative Commons «Attribution-NonCommercial-NoDerivs» («Атрибуция — Некоммерческое использование — Без производных произведений») 3.0 Непортированная.

Добавить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные для заполнения поля помечены *

Отправить