1 апреля 2014 года, утро

Гададхара Пандит В Радхе КунджеМахапрабху с самого рождения занимал всех в нама-санкиртане. На человека, воспевающего святое имя в одиночестве, нападут Кали Махарадж и его приспешники. Они помогают всем грешникам и мучают тех, кто хочет повторять харинаму. Поэтому Махапрабху приглашал всех вместе петь святое имя. Когда множество людей, следуя наставлению Махапрабху, встречаются и поют святые имена Господа, это называется маха-нама-санкиртаной.

Бхактивинода Тхакур учит нас в своей молитве Вайшнавам:

 

экаки амара, нахи пая бала,

харинама-санкиртане

туми крипа кори, шраддха-бинду-дия,

дехо кришна-нама-дхане

 

[Сам я не способен совершать хари-нама-санкиртану. Пожалуйста, будь милостив: дай мне хоть каплю веры и одари бесценным сокровищем Кришна-намы.]

 

Харинама-санкиртану невозможно совершать в одиночестве – мы нуждаемся в Вайшнавах. В их обществе нас не смогут побеспокоить ни мошенники, ни сама Мохини Майя. Шрила Бхактиведанта Свами Махарадж собирал на нама-санкиртану мужчин и женщин независимо от их социального положения и образа жизни. Нама обладает трансцендентной силой, она очень действенна. Но харинамама-санкиртана еще более могущественна. Хорошо зная это, Шрила Свами Махарадж созывал всех ранним утром: «Приходите. Давайте петь вместе!» Без нама-санкиртаны человек не обретет духовные реализации даже спустя множество жизней.

Я приведу простой пример. Мы знаем, что конфеты вкуснее, если поделиться ими с друзьями. Если вы пьёте молоко в компании друзей, это естественным образом подразумевает, что вам нужно больше молока. Если вы пьете молоко один, потребуется гораздо меньше. Когда все вместе выходят совершать киртан, это называется маха-санкиртана. Всё остальное в эту Кали-югу – благотворительность, аскезы, жертвоприношения и другие формы материальной благочестивой деятельности – бесполезно.

Ашрам не предусмотрен для тех же целей, что отели и курорты. Его цель – предоставить чистое место, где люди могут совместно совершать нама-санкиртану и бхаджан.

В первой части «Чайтанья-бхагаваты» описывается, как Махапрабху принимает подношения Джагадиши Пандита и Хираньи Пандита – двух преданных, следовавших Экадаши-врате с преданностью, достойной подражания. В шастрах описывается слава Экадаши-враты. Обусловленные души в этом мире не занимают свои чувства в служении Господу. Но даже когда они пытаются сделать это, чувства, всегда жаждущие наслаждений, мешают им.

Руки всегда хотят прикасаться к чему-то мягкому, а если не получается достичь желаемого, тогда причиняют страдания другим. Однако благодаря благословению Экадаши-деви та самая рука, которая себе и другим причиняла лишь боль, перестанет тревожить кого бы то ни было; вместо этого она всегда будет занята в служении. Ноги, перестав приводить нас в места чувственных наслаждений, направятся в храм и к садху. Глаза не будут смотреть на Майю или ее доверенного представителя – Фейсбук; они станут созерцать только Божества и преданных. Экадаши-деви спасает людей, деградирующих в этом мире, наделяя их силой обуздать неуправляемые чувства.

…Нимай плакал, пока люди не начинали повторять «Харе Кришна», но сегодня даже воспевание не могло остановить его рыдания.

– Что Ты хочешь? – спросили Его родители.

– Служение Джагадиши и Хираньи очень сладостно. Я хочу принять его. Я не кто иной, как Сам Нараяна! – уверенно ответил Нимай.

Господь жаждет принять подношения тех, кто чист сердцем. Он не примет подношения от тех, кто потакает своим чувствам.

Когда родители Нимая подошли к дому Джагадиши Пандита и Хираньи Пандита, на улице проходила громкая нама-санкиртана. Это был день Экадаши. Бхагавану в этот день было предложено пятьдесят шесть блюд. Шрила Гурудев подобным образом соблюдал Экадаши в Матхуре: он приглашал враджаваси на нама-санкиртану и предлагал множество видов бхоги Шри Шри Радха Винода-бихари.

Джагадиша и Хиранья пришли в восторг, услышав желание Махапрабху. «Много лет я следовал Экадаши-врате и поклонялся моему Господу, – сказал Джагадиша Пандит. – Однако в последнее время в моем уме зародились сомнения. Я не был уверен, принимает ли Господь эти подношения на самом деле. Но теперь я понимаю – это действительно происходит, и мои подозрения развеялись».

Махапрабху принесли подношения, приготовленные Джагадишей и Хираньей. Его удобно усадили и красиво расставили вокруг Него подношения. Он с удовольствием попробовал каждое блюдо. Самое главное в Экадаши – удовлетворить Господа. Если вы будете следовать этому на протяжении всей своей жизни, никогда не будете страдать.

В доме Джаганнатхи Мишры непрерывно шла санкиртана. Мы часто посещаем место явления Махапрабху, но без сопровождения санкиртаны. Вместо этого мы разглядываем обычные вещи и в результате не получаем от посещения истинного блага.

Немного повзрослев, Нимай захотел ходить в школу, но Его родители были против. Они сказали: «Ты не пойдешь в школу. Твой брат доучился до того, что в итоге принял санньясу. Лучше оставайся неграмотным и всегда будь с нами».

Махапрабху очень расстроился, но не стал спорить. Вместо этого Он начал в знак протеста играть в грязных местах и пачкать Свою одежду. Зачастую Он не принимал омовения и не переодевался в чистое. Он играл с уличными мальчиками и даже начал дерзить родителям. Джаганнатха Мишра и Шачимата не на шутку обеспокоились, что неблагоприятное общение может испортить их сына. Однажды Шачимата нашла Нимая сидящим на горе из грязных выброшенных горшков. «Что ты там делаешь!» – воскликнула она.

– Я глуп и не образован. Я не знаю ничего лучшего, кроме как сидеть на этой куче мусора.

–  Здесь много насекомых и червей. Немедленно иди сюда!

– Но черви, жуки и животные – Мои хорошие друзья!

После этого происшествия Шачимата поделилась своими опасениями с Джаганнатхой Мишрой, объяснив, что если Нитай не получит образования, Он не получит признания в обществе и не сможет жениться. Но Джаганнатха Мишра был непреклонен: «Я хочу, чтобы Он остался с нами, а не следовал по стопам Своего брата. Необразованный, но удачливый человек проживет хорошую жизнь. А образованный, но неудачливый, так и останется в нищете».

Махапрабху не перечил Своему отцу, но продолжал озорничать, чтобы добиться Своего. Однажды Он подошел к норе крокодила, кишащей ящерицами и скорпионами. Когда родители Нимая обнаружили Его там, то, не в силах больше пребывать в постоянном страхе за сына-проказника, наконец, сдались. «Хорошо, – сказали они, – если Ты согласишься носить чистую одежду, избегать опасных мест и дурного общения, мы разрешим Тебе пойти в школу».

Махапрабху получал огромное наслаждение, резвясь в Ганге. Каждый день брахманы приходили на Гангу. Они стояли в воде и молились Господу с закрытыми глазами. Нимай подумал: «Я уже здесь. Кого они еще ждут?» Он толкал их или клал им в рот глину. Время от времени Он накрывал лица брахманов одеждами, которые они оставили на берегу. Иногда Он связывал брахманов за их священные шнуры или подплывал к ним под водой и хватал за ноги.

Почему Махапрабху поступал так? Держать свой ум сконцентрированным на Боге нелегко. Но никто не может забыть того, кто бьет и мучает нас. Махапрабху сказал: «В Кали-югу бхаджану способствует не сладость, а горечь».

Если я спрошу кого-либо из присутствующих здесь: «Что ты ел вчера на обед?», вероятнее всего мне ответят: «Я забыл». Но если этот человек съел что-то, содержащее слишком много чили или специй, он воскликнет: «О Боже! Это блюдо было таким острым!» Суть бхаджана – всегда помнить и никогда не забывать. Люди помнят о том, как Харидаса Тхакура избивали на двадцати двух базарных площадях, но забывают о том, что он дарует враджа-бхакти. Наказание Господа является Его благословением. Если нас дразнили, оскорбляли, пренебрегали, мы будем помнить: «Гурудев – мой единственный настоящий друг».

Шрила Гурудев приводил такой пример. Однажды один мужчина позвал свою сестру и других родственников для проведения обряда шраддхи по ушедшему отцу. В конце церемонии священнослужитель сказал ему: «Ты провел хорошую церемонию шраддхи, но пока она остается неоконченной. Она завершится, когда твоя сестра проронит хотя бы слезинку по отцу. Одна эта слеза благотворнее для твоего отца, чем все пожертвования, которые ты раздал сегодня». Мужчина взглянул на свою сестру, стоявшую поодаль. Она не плакала. Тогда ему пришла в голову идея. Он подозвал ее сына и надавал ему по обеим щекам звонкие пощечины. Мальчик, рыдая, побежал к своей матери.

«Мама! Мама! Дядя побил меня!» – кричал он.

План сработал: женщина начала плакать. Она думала: «Если бы мой отец был здесь, этого бы не произошло. Он бы никогда не позволил брату обидеть моего сына».

Наша жизнь наполнена подарками от Господа. Мы охотно принимаем их, но почему во время воспевания святого имени не проливаем ни слезинки по Нему? Мы считаем, что хорошие условия жизни и счастье являются истинной милостью Бога, и всегда жалуемся, испытывая дискомфорт. Шрила Гурудев сказал, что серьезно настроенный садхак воспринимает болезни, страдания, наказания и презрение со стороны окружающих как милость Гуру и Господа, поскольку они порождают молитву в нашем сердце и  помогают помнить наших истинных доброжелателей. Только это сможет заставить вас заплакать. Разве будет сокрушаться тот, кто окружен роскошью, богатством и последователями?

Когда Джаганнатха Мишра ушел из этого мира, Шачимата горько плакала в разлуке с мужем и старшим сыном. Она призналась Нимаю: «Теперь Ты – единственное, что у меня осталось. Если я потеряю Тебя, не знаю, что со мной станет».

Махапрабху ответил: «Мама, не думай обо Мне. Отношения в этом мире временны. Но если ты думаешь о Кришне, то всегда будешь со Мной и обретешь все желаемое».

Со временем Махапрабху принял санньясу, как и Его брат. Перед прощанием Он сказал Шачимате:

 

дхана-упарджана ка’ре ане бара духкха

дханаи яука кива апани марука

ами ани диба кришна-према хена дхана

сакала-сампада-майя кришнера чарана

 

«Сын приносит достаток в семью, работая вдали от дома, но наслаждение плодами его кармической деятельности доставит родителям одни страдания. Я же преподнесу тебе нечто другое – приняв санньясу, Я дам тебе высшее сокровище – кришна-прему. Я подарю тебе лотосные стопы Кришны».

 

Утрата чего-то временного не является причиной для скорби. Мы на самом деле благословлены, если все материальное, что приходит в нашу жизнь или исчезает из нее (вещи или ситуации), помогает нам помнить о Гуру и Кришне.

Когда Прабхупада Сарасвати Тхакур оставил этот мир, Винод-бихари (наш Парам-Гурудев – Шрила Бхакти Прагьяна Кешава Махарадж) руководил Его миссией. Завистники обвинили его в убийстве и, подкупив полицию, заточили в тюрьму. У него не было возможности даже взять сменную одежду. Но забыл ли он своего Гурудева хотя бы на миг? Никогда.

Нама-санкиртана и гуру-мантра – это единственное богатство, в котором мы нуждаемся. Брахманы, принимавшие омовение в Ганге, думали: «Нимай такой непослушный! Сколько от него беспокойств!» Однако они даже не подозревали, что подобные размышления и были их истинным бхаджаном. Без непрерывной погруженности в Господа бхаджан нельзя назвать подлинным. Так Махапрабху находчиво придумал способ, позволивший всем жителям Навадвипы естественным образом быть сосредоточенными на Нем.

Брахманы, ученики и остальные жители Навадвипы непрерывно думали о Махапрабху. Он ломал перья и рвал тетради Своих одноклассников, говоря: «Вы не слушаете класс Гурудева, а только записываете в свои тетради! Что-нибудь из слов Гурудева вошло в ваш ум?

Как-то раз я спросил брахмачари, о чем был вчерашний класс. Он ответил: «Я не помню».

– И даже слова не вспомнишь?

– Нет.

– Где же гулял твой ум вчера?

– Я не знаю.

Если я задам брахмачари хорошую трепку, они без труда запомнят лекцию. Таким образом, Махапрабху показал процесс обретения духовного знания и благословений Гуру. Если мы не будет слушать «Чайтанья-бхагавату», потеряемся в этом мире майи. Нароттама дас Тхакур поет:

 

кришнадаса кавираджа расика бхаката-маджха

дженхо рачила чайтанья-чарита

гаура-говинда-лила шуните галайе шила

тахате на хоила мора чите

(Прартхана, Даинья-бодхика прартхана, 3)

[Шрила Кришнадас Кавирадж Госвами, прекрасно разбирающийся в любовных отношениях Радхи и Кришны, составил «Чайтанья-чаритамриту» и «Говинда-лиламриту», описав подобные нектару развлечения Шри Гаура-Говинды. Даже камни плавятся от экстаза, слыша эти описания. Но увы! Лишь мой ум не привязан к ним.]

 

Камни плавятся от экстаза, услышав игры Гауры и Говинды, описанные такими личностями, как Вриндаван дас Тхакур и Кришнадас Кавираджа Госвами.

 

 

Добавить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные для заполнения поля помечены *

Отправить