ПУШПАНДЖАЛИПугпанджали Нараяна Махарадж1

 от Ямуна Прасада даса, Лакшми даси и Вишакхи даси 

В  Москву мы вернулись из летнего отпуска в последний день первого визита Шрилы Нараяны Махараджа в Россию.Это был 2000 год. Мы успели попасть на последнюю с ним встречу во дворце. На следующий день он должен был уезжать. Мы поняли, что надо торопиться. Вся их группа после лекции уже загружалась в машины. Мой муж спросил Падманабху Махараджа, можно ли ещё будет получить харинама-инициацию, на что последовал ответ, что уже поздно, посвящения Гурудев больше давать не будет. Разочарованные, мы стояли на улице и ждали непонятно чего. Через некоторое время мы вдруг увидели, что Махарадж возвращается к нам. — «У вас есть ещё один шанс — надо быть завтра в 6 утра на квартире, где остановился Гурудев. Опаздывать нельзя ни на минуту, иначе может быть поздно».

Это утро запомнилось навсегда. Через всю, ещё полусонную, Москву по мокрым после поливальных машин улицам, со спящим 3-летним ребёнком на руках, мы добирались куда-то… Туда, где в одном из домов был Он — наш Учитель.

В маленькой комнате, сидя на ковре, его ожидало всего человек пять или шесть вместе с нами. Он сел очень близко напротив, на маленький диванчик. Его бирюзовые глаза смотрели прямо вглубь тебя, оказывая сильное энергетическое воздействие. Как по проводам передавалась мощная незнакомая энергия. Это его внимание длилось какое-то короткое время. После чего он как бы его выключил и стал смотреть обычно.

«Ты можешь спеть какую-нибудь русскую песню?»- неожиданно спросил он меня. — Дд-а, наверное…, — сказала я, лихорадочно подыскивая что-нибудь… В результате стали лезть на память только одни мелодии песен, слов которых я никак не могла вспомнить. Наконец, я почему-то начала петь старинную русскую песню «Однозвучно гремит колокольчик». Но допеть удалось лишь до половины, так как под воздействием взгляда Гурудева слова улетучились из памяти. Да и как могло быть по-другому, ведь ещё никто ТАК на тебя не смотрел в жизни! Так близко и одновременно из такого далека…- из Вечности. Это был очень волнительный опыт соприкосновения с чем-то ИНЫМ в твоей жизни, непохожим ни на что и ни на кого…

Дочке, также как и нам, руками Гурудева, была надета первая ниточка кантхималы. Ей суждено было встретить её Гуру в 3 года. Но она отлично помнит, что её кантхимала доставала ей до пупка. Потом, в возрасте 12 лет, она получила дикша-инициацию в Баджере, Калифорния. Ей посчастливилось получить фотографию нашего Гурудева в возрасте 25 лет. Она любит вспоминать, как подошла к нему и попросила подписать её. Он глянул с усмешкой на изображение молодого, очень красивого человека : » Хмм…

Ve-e-ry beautiful picture!…» сказал он. Все вокруг рассмеялись. Каждый помнит смеющиеся глаза Гурудева и знает, что это было особым счастьем — видеть его в таком настроении. А муж мой больше всего запомнил утренние прогулки с Гурудевом, его стремительную походку и ответы на вопросы преданных. Последние приезды в Баджер он собирался, но так и не смог посетить ту Аллею… Не смог преодолеть горечи тоски и разлуки.

Завершая эту записку, я поймала себя на мысли о том, что могу не помнить чётко всего остального в своей жизни, но встреча с Гурудевом остаётся самым, отчётливым, ярким и главным событием, вехой Истинности и Надежды.

Добавить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные для заполнения поля помечены *

Отправить