Srila-BV-Vama-Maharaja_smal 168168_130125193719570_100001662701320_228188_2896053_n

29 ноября 1991 года

Навин-Кришна Прабху (сейчас Шрипад Мадхава Махарадж): Это была работа художника.

Шрила Гурудев: Мне не нравится этот рисунок, он выглядит искусственно. В детстве Вамана Махарадж был худым, а его голова – большой. Я пришел в Матх в возрасте двадцати четырех лет, Вамане Махараджу в то время было больше двадцати пяти. Еще ребенком мать передала его Шриле Прабхупаде и нашему Гуру Махараджу. Гуру Махарадж всегда держал его рядом с собой. Через некоторое время он отправил будущего Ваману Махараджа в школу. Поскольку наш Гуру Махарадж возглавлял Институт Бхактивиноды Тхакура, его приняли именно туда.

Гуру Махарадж говорил Вамане Махараджу: «Выучишь шлоку – и я угощу тебя лимонадом со сладостями».

За раз Вамана Махарадж запоминал по десять шлок, и Гуру Махарадж, довольный им, угощал его лакомствами. Другие мальчики учили по одной-две шлоке в день, но Вамана Махарадж – более пятнадцати. Гуру Махарадж полюбил его еще совсем ребенком. Вамана Махарадж всегда был в классе первым или вторым по успеваемости. С юных лет он подготавливал для Вайшнавов сиденья, где они почитали маха-прасад, и разносил им тарелки из листьев, дольки лимона и соль. В Бенгалии их подают одновременно. Даже если вы не ставите воду, обязательно нужно насыпать соль, поскольку подается много блюд.

Итак, будучи ребенком, Вамана Махарадж раздавал Вайшнавам воду и тарелки из листьев, а после прасада мыл пол. Все это служение он удачно совмещал с учебой. Позже он стал помогать на кухне: превосходно измельчал овощи. Никто не умел резать их быстрее, чем он! Я не знал, как это делается: только придя в Матх, я немного научился этому. Но Вамана Махарадж был искусен во всех видах служения, поскольку с малых лет жил в Матхе.

Он знал все. В Матхе он научился служить Вайшнавам. Одновременно с этим Вамана Махарадж занимался учебой. Не было учеников, равных ему. Наряду с Ваманой Махараджем лишь двое-трое из обучавшихся смогли остаться в Матхе, другие покинули его после окончания школы. Поэтому Вамана Махарадж никого не поощрял получать образование. Я пришел позднее и не знал об этом. Однажды я посоветовал кому-то учиться или заняться чем-нибудь, но Вамана Махарадж возразил: «Получив образование, никто потом не остается в Матхе. Гуру Махарадж и я отправили в школу многих преданных, но по окончании большинство бхакт покинули Матх. Особенно те, кто изучал санскрит».

Гуру Махарадж также никого не вдохновлял учиться в школе. Сам он смог применить полученные до прихода в Матх знания в служении, но большинство из тех, кто, придя в Матх, начинали учиться, потом уходили из него. Они становились атеистами. Многих преданных отправляли изучать грамматику санскрита и другие предметы, однако, придя в храм, они воровали флейту и украшения у Тхакурджи, а потом продавали их. Или уносили все к себе домой. Как-то раз один из наших Пандитаджи взял стакан молока для Гуру Махараджа. На его поверхности собрались сливки. Он умудрился через соломинку выпить все молоко и ни капли не оставил Гуру Махараджу!

[Смех]

О братья, не становитесь такими же «образованными». Я направил некоторых людей получить образование, поскольку относился к ним с сочувствием, но вижу, что многие из них стали атеистами. Один вриндаванский мальчик и другие ребята превратились в неверующих, несмотря на то, что их отправили получать знания.

Итак, после учебы лучше всего вернуться в Матх. Кроме того, можно учиться, проживая в Матхе. Например, мы жили в храме и изучали писания. Вамана Махарадж, живший в Матхе с девяти лет, на своем примере показал, как совмещать жизнь в храме с учебой. В то время Шрила Прабхупада также был там.

Я спросил Ваману Махараджа: «Шридхар Махарадж пришел в очень раннем возрасте?»

«Нет, ты не знаешь, – ответил Вамана Махарадж. – Шрила Шридхар Махарадж пришел после меня».

Вамана Махарадж долгие годы живет в Матхе, он Какбхушунди – самый старший преданный Матха. Кроме того, он необычайно сведущ во всем. Его речь является высочайшим эталоном, но при необходимости он может говорить довольно просто. Он может изъясняться на разных диалектах. Махапрабху дразнил людей, которые говорили на языке силахати, и Вамана Махарадж также дразнил местных жителей. В то время мало кто знал, насколько он возвышенная личность.

Когда Вамана Махарадж сдал экзамены, Шрила Прабхупада явил апраката-лилу. Он уже дал Вамане Махараджу харинаму. Затем мой Гуру Махарадж дал ему дикшу. Вамана Махарадж испытывал сильную привязанность к нашему духовному учителю.  В присутствии нашего Гуру Махараджа его сердце таяло, и он чувствовал себя полностью погруженным в духовный мир.

Вы также должны понять, что духовный учитель – всё и вся для вас.

Гуру Махарадж дал Вамане Махараджу харинаму, дикшу и санньясу. Он принимал только Гуру Махараджа. Временами Яявара Махарадж хотел сказать что-то, но не делал этого. Вамана Махарадж всегда был с Гуру Махараджем с того самого времени, как присоединился к Матху, он отдал Гуру Махараджу сердце. Кто-то может возразить, но мы не принимаем их слова.

После ухода Шрилы Прабхупады в Гаудия Матхе начался хаос. Гуру Махараджа, Нарахари Прабху, Нрисимху Махараджа и их ближайшее окружение (около пятнадцати преданных) заключили в тюрьму. На них завели уголовное дело по ложному обвинению в убийстве. В то время Вамана Махарадж был еще подростком. Однако, несмотря на это, он собирал необходимые доказательства по делу и везде искал помощи юристов. Он также готовил, предлагал бхогу и затем приносил прасад преданным, находящимся под стражей. У остальных не хватало решимости, они просто разбежались, но Вамана Махарадж, хотя и был совсем юным,  стоял на своем. Он объяснил юристам ситуацию и сделал все необходимое. Гуру Махарадж безоговорочно доверял Вамане Махараджу.

Однажды у Ваманы Махараджа поднялась температура до 39 градусов. Гуру Махарадж обратился к нему: «Сантош!»

Навин-Кришна Прабху: Садджан?

Шрила Гурудев: Нет. Даже в мое время Гуру Махарадж называл Ваману Махараджа Сантошем.  Многие преданные приходили к Гуру Махараджу, где бы он ни останавливался, и он всегда просил Ваману Махараджа приготовить бхогу, даже посреди ночи. Однажды к Гуру Махараджу пришло больше сотни преданных, и он велел Вамане Махараджу, который лежал с высокой температурой, приготовить для них. Он мгновенно встал и приготовил множество блюд.

Однако теперь мы считаем себя хозяевами. Даже если есть разные овощи, их не готовят. Но Вамана Махарадж выполнял любое служение. От самого незначительного до наиболее сложного – он делал все. Он мог одинаково хорошо как прошить обувь, так и выполнить чанди-пату.

Вамана Махарадж говорил: «Гуру Махарадж занимал меня во всех видах служения». А мы, если насобираем пять пайс, уже начинаем гордиться собой. Выполнив какое-то служение, мы отказываемся от другой севы. Сможем ли мы тогда получить что-то благоприятное? Выполняйте служение в соответствии со своими способностями. Я видел, что Вамана Махарадж по-прежнему разносил тарелки из листьев и соль даже после того, как я пришел в Матх. Чтобы собрать цветы и фрукты, он пользовался стремянкой. Мы пользовались ею долгое время.

Он был редактором «Гаудия-патрики». Выпуск этого журнала начался после того, как я пришел в Матх. Вамана Махарадж курировал издание «Гаудия-патрики». Он часто ездил в Калькутту, чтобы выполнять издательскую севу, несмотря на то, что мы просили его не делать этого. Однажды его нога застряла между платформой и трамваем, из-за чего он получил серьезную травму. Лишь когда Гуру Махарадж и каждый из нас попросили его прекратить эти регулярные поездки, Вамана Махарадж уступил. Он был непрерывно погружен в служение, даже когда у него была высокая температура.

Я пришел к Гуру Махараджу в конце 1946 года, а Вамана Махарадж присоединился к Матху в 1930 году. В то время у него было не так много обязанностей, он занимался учебой. Основав в 1940 году Гаудия Веданта Самити, Гуру Махарадж возложил на Ваману Махараджа ответственность за многие виды служения. В частности, от его имени он отвечал на письма преданных и следил за разнообразной деятельностью Общества. Кроме этого он проповедовал и готовил для всех. Он выполнял все это служение! Но вы не делаете ничего из этого. Вы избегаете любой севы.

Когда я был с Гуру Махараджем, Вамана Махарадж начал отвечать за издательскую деятельность. Через некоторое время я стал проповедовать. Гуру Махарадж сказал тогда: «Он (Вамана Махарадж) не может готовить для всех. Он будет готовить для двоих или троих из нас, а излишки можно смешать с общим прасадом». Мы устраивали праздники, на которые приходили тысячи людей. Гуру Махарадж всегда думал о нас. Он знал, что я не мог организовать такой грандиозный пир. В предыдущем ашраме у меня было множество слуг, в чьи обязанности входило приготовление пищи. Никогда прежде я не готовил, однако за несколько дней я выучился кулинарному искусству, после чего стал готовить для Гуру Махараджа. Но во время праздников я не готовил.

Итак, Вамана Махарадж был искусен во всех видах служения. Он набирал статьи Гуру Махараджа, а также писал под его диктовку, отвечал на многие письма от его имени. Однажды Вамана Махарадж, работая за печатным станком, так поранил палец, что из него обильно потекла кровь. Увидев это, Гуру Махарадж заплакал… Он сразу же отвез Ваману Махараджа в больницу при медицинском колледже и лично заботился о нем до полного выздоровления. Может ли Гуру Махарадж когда-либо забыть преданных, подобных Вамане Махараджу? В силах ли Кришна забыть о том, кто ради Него отказался от жены, детей, семьи, богатства и всего остального? Оставит ли Кришна когда-либо такую личность? Никогда!

Я помню много историй из жизни Ваманы Махараджа. В моей памяти сохранились не один-два эпизода, и если я приоткрою свою сокровищницу воспоминаний, о стольких событиях из его жизни можно будет рассказать. Вместе с Гуру Махараджем мы отправлялись во многие места на проповедь. После приготовления пищи я мыл посуду. Иногда Вамана Махарадж, заметив немытую посуду, сам брался за нее. Он составлял маршрут для Гуру Махараджа и напоминал ему, какие лекции он будет давать в каждом месте. Он записывал хари-катху Гуру Махараджа и сразу публиковал ее в «Гаудия-патрике». Он делал все. Я веду повествование не хронологически, а в том порядке, в котором воспоминания приходят ко мне.

Однажды я увидел, как Вамана Махарадж разговаривал с маленькими детьми. Он беседовал с ребятами Гьяны Бабу из Чунчуры, а также с соседской детворой. Все ребята завороженно слушали. Они называли Ваману Махараджа Прабху. Обычно он был с головой погружен в служение, но изредка, чувствуя утомление от издательской севы, он, не предупредив нас, отправлялся в Кришна-чандрапур. Там жила наша Пишима («тетя» на бенгали). Вамана Махарадж навещал ее, а она сама относилась к Махараджу как к сыну.

Итак, Вамана Махарадж уезжал к ней, никому ничего не сказав. Он покидал Чунчура Матх в семь и прибывал в Калькутту в девять. В десять он садился на поезд до Силдаха, и через десять-двенадцать станций выходил в Маяпур-Джаянагаре. Оттуда Вамана Махарадж пять километров шел до деревни пешком. В то время данная местность представляла собой густой бамбуковый лес. Там не было ни рикш, ни дорог. Кроме того, этот путь был полон опасностей. Если поезд прибывал с опозданием, приходилось в темноте идти через лес.

Так и случилось однажды.

По пути в деревню Вамана Махарадж увидел много фонарей. Он подумал: «Что происходит?»

Когда Вамана Махарадж рассказывал это детям, они слушали, жадно внимая каждому слову, а некоторые даже испугались. Они подумали, что Махарадж рассказывает историю про привидений.

«Я увидел свадьбу. Два незнакомца подошли ко мне и сказали: “Сейчас проходит свадебная церемония – угоститесь и после этого уходите”. Затем еще несколько человек окружили меня. Я подумал: “Должно быть, действительно идет свадьба”. Пройдя немного вперед, я натолкнулся на кладбище. Там я увидел много людей. Они сказали мне: “Ты должен выполнить на этой свадебной церемонии обязанности священника: ты ведь брахмачари”. Люди обступили меня со всех сторон, и тут во мне зародилось беспокойство. Я слышал, что этот путь крайне опасен. “Означает ли это, что я окружен людьми с дурными намерениями?” – подумал я и начал повторять на четках из Туласи Харе Кришна Харе Кришна. Эти люди не смели приблизиться ко мне».

Дети взволнованно спросили Ваману Махараджа: «Что же произошло потом?»

«Мне сказали покушать и после этого уйти, – ответил он. – Но я подумал: “Как можно принимать пищу в незнакомом месте? Я даже не знал, что они приготовили. Я не думал, что эти люди привидения, скорее бандиты или злодеи”. Поэтому я не отвечал им».

Вамана Махарадж в принципе был немногословным, и в тот раз он сидел молча, а эти люди разговаривали между собой. Вамана Махарадж понял, что они обсуждали его.

Он сказал детям: «Кто знает, что эти люди сделали бы со мной, не будь у меня малы… Благодаря ей они не подходили ко мне близко. Я объяснил им, что мне нужно идти, и они сразу окружили меня со всех сторон. Тогда я начал громко повторять Харе Кришна Харе Кришна, и они отступили. Медленно отойдя, я услышал: “Сегодня он спасся. Но если бы он не воспевал святое имя, мы не позволили бы ему уйти”».

Затем эти люди подготовили для Ваманы Махараджа карету, запряженную лошадьми, и он, миновав лес, добрался до железнодорожной станции. Они также дали ему большую корзину с фруктами. Но как только Вамана Махарадж доехал до станции, карета таинственным образом исчезла. Никого не было видно, и фрукты также пропали.

Вамана Махарадж сказал детям: «Я испугался. Когда я подошел к дому Пишимы, она воскликнула:

– Баба, где ты был этой ночью? Ты чудом уцелел. Считай, что тебе невероятно повезло, иначе ты уже был бы мертв.

– По пути в деревню я встретил так много таинственных незнакомцев. Они окружили меня со всех сторон.

–  То были призраки, – объяснила Пишима. – Они убили многих доверчивых людей.

Я избежал подобной участи, поскольку воспевал харинаму. В противном случае они не позволили бы мне уйти».

С того времени дети каждый день приходили послушать Ваману Махараджа.

Однажды, когда он проповедовал, его окружило много ребят. К тому времени Вамана Махарадж принял санньясу. Дети спросили: «Даду, ты мог бы прочесть наше будущее по линиям на ладонях?»

«Да, я знаю хиромантию», – ответил Вамана Махарадж.

Так он разговаривал с ребятами. Он соглашался со всем, что они ему говорили! Кому-то Вамана Махарадж сказал: «У тебя беспокойный ум и проблемы с пищеварением». Но отражается ли это на внешнем виде человека?

Преданные: Нет.

Шрила Гурудев: Человек выглядит худым и изможденным.

[Смех]

Вамана Махарадж объяснил этому человеку: «Твое здоровье не в порядке из-за проблем с пищеварением, а беспокойный ум мешает учебе». Так Вамана Махарадж разговаривал с теми, кого встречал. Он знал все.

Люди говорили между собой: «Этот Махарадж – сиддха-пуруша. Он достиг совершенства и все знает». Так Вамана Махарадж беседовал с простыми людьми. Тем, кто приходил к нему в поисках духовного руководства, он рассказывал о сознании Кришны. Речь Махараджа разнилась в зависимости от уровня собеседника. Когда мы были в Ассаме, у некоторых возникли сомнения в том, что Махапрабху – это Сам Господь. Тогда Вамана Махарадж процитировал по памяти сорок девять шлок. Ему не нужно было заглядывать в книги. Вамана Махарадж произнес их одну за другой. Он – живой словарь сиддханты Гаудия-вайшнавов. Нам свойственна забывчивость, но не ему. Когда мы были в Радхарани-кундже, я рассказал об этом случае.

Во время парикрамы Гуру Махарадж диктовал, а Вамана Махарадж сразу записывал каждое его слово. Гуру Махарадж диктовал статьи и одновременно разговаривал со многими людьми. Мы в речи или письме упускаем некоторые слова, но Гуру Махарадж говорил превосходно, а Вамана Махарадж безукоризненно записывал, так что тексты не нуждались в редактировании. Тривикрама Махарадж также восхитительный литератор и корректор, и все же иногда он не замечает некоторые ошибки. Но Вамана Махарадж никогда не пропускает их. В наши дни я не знаю никого, кто  мог бы так писать и делать корректуру! До того, как я пришел в Матх, я знал только Шрилу Мадхусудану Махараджа, которого тогда звали Нароттамананда Брахмачари. Я отдал ему письмо, а Мадхусудана Махарадж передал его Гуру Махараджу. Гуру Махарадж продиктовал ответ Вамане Махараджу. Он называл меня «Тивариджи». И он, и Вамана Махарадж часто переписывались со мной.

Вамана Махарадж направлял ответы от имени Гуру Махараджа, поэтому мне был знаком почерк Ваманы Махараджа. В декабре 1946 года я оставил все и пришел в Матх. Прибыв на станцию, я увидел брахмачари, который искал меня, освещая тьму фонарем. Он спросил меня: «Вы Тивариджи?»

Навин-Кришна Прабху: Он говорил на бенгали?

Шрила Гурудев: На хинди и бенгали. Я спросил брахмачари: «Кто вы?»

– Я писал вам ответы Гуру Махараджа, – произнес он.

– Откуда вам известно, что я и есть тот, кому вы отправляли письма?

– Гуру Махарадж сказал, что вы приедете сегодня.

Но я не писал об этом Гуру Махараджу… Я покинул дом, не сказав никому ни слова. Я ушел в одиннадцать часов ночи и, миновав станции в Катве и Бардамане, приехал в Навадвипу. Сойдя с поезда, я стал размышлять: «Куда мне теперь идти?» Тем временем я увидел брахмачари, который был никем иным, как Ваманой Махараджем. В Матхе он обеспечивал меня всем, в чем я нуждался.

Вамана Махарадж повсюду ездил проповедовать с Гуру Махараджем. Он записывал его лекции и писал множество статей.

Однажды мы отправились к берегу реки Гехукали в округе Мединипур. Там  в течение месяца Гуру Махарадж провел более сорока встреч. Вамана Махарадж записывал лекции, которые Гуру Махарадж давал в этих сорока местах. Во время нашего пребывания в одном из таких мест была организована встреча, на которой присутствовали многие директора школ, учителя и образованные люди. Пуджьяпад Шроти Махарадж привел Гуру Махараджа и нас в это место.

На той встрече я был киртанией. Хотя Вамана Махарадж знал все киртаны, он не пел. Он был как Хануман: всегда молчал, будто ничего не знает. Наш Дина-бандху Бабаджи Махарадж, ученик Шрилы Прабхупады, также присутствовал там. Он не знал, как играть на кхоле, и все же был единственным, кто играл на этом инструменте. Гуру Махарадж давал лекцию, в которой говорил очень решительно.

Последователи миссии Рамакришны утверждают, что независимо от того, на чем вы едете (на телеге, в лодке или поезде), вы достигнете одного и того же места назначения. Подобно этому, объясняют они, кто-то может поклоняться Шиве, Дурге, Кали или любому другому Божеству, но все придут к одной цели. Они также говорят, что с высоты все, что вы видите внизу, тождественно: например, когда вы летите в самолете, все предметы внизу выглядят одинаково. Так они пытаются обосновать, что постигший равенство всех дхарм обретет Бхагавана. Атеисты, теисты и все остальные достигнут Всевышнего. Все пути сходятся в одном месте. Они призывают возвыситься над всем, чтобы увидеть всеобщую тождественность. Человека, обретшего такое видение, называют сама-дарши.

Они приводят и другой пример: вы можете бросить письма в любой почтовый ящик или сдать в любое почтовое отделение, и, несмотря на это, письма доставят в одно место. Гуру Махарадж разбивал эти измышления следующим образом. Тот, кто, находясь в небе, видит расположенные внизу горы и траву идентичными, обладает несовершенным видением. Горы, реки, деревья и трава не могут быть одинаковыми. Тот, кто воспринимает их таким образом, считая всё и всех идентичными, обладает абсолютно неправильным пониманием. Если вы направите письма по двум разным адресам, разве их доставят в одно место? Если вы отправите письма в Мумбай и Калькутту, придут они в оба города или в один? Если вы пошлете тысячу писем по разным адресам, их доставят в указанные вами населенные пункты, а не в одно место.

Рассмотрим другой пример. Два поезда движутся в Калькутту и Мумбай соответственно. Доедете ли вы до Мумбая, если сядете в поезд, направляющийся в Калькутту? Прибудут ли оба поезда в одно место назначения? Абсолютно неверно считать, что все едино. Такая ложная философия предназначена только для невежд. Вы сможете достичь Бхагавана, лишь практикуя экантикабхакти. Нет  другого способа. Нельзя поставить знак равенства между разными видами дхармы. Сможет ли вор достичь Бхагавана? А разбойник? Приблизится ли атеист к Господу? Думать подобным образом совершенно неправильно. Люди молятся Шанкараджи, чтобы обрести богатство, жену, сыновей и другие преходящие блага. Банасура возносил ему молитвы и обрел несметные богатства. Брахман, живший на Говардхане, молился Камакхье Деви, и она одарила его привязанностью к Кришне. После того как брахман пришел в Каши, Шанкараджи велел ему отправиться в Матхуру. Итак, Шанкараджи дает все, что у него просят.

Достигнут ли одной и той же цели преданные, идущие путем бхагават-бхакти, и последователи самсары? «Бхагавад-гита» никогда не утверждала подобного. В ней говорится:

 

йе ятха мам прападьянте

тамс татхаива бхаджамй ахам

 (Бхагавад-гита, 4.11)

 

[Как человек предается Мне, так Я и вознаграждаю его.]

 

янти дева-врата деван

питрин янти питри-вратах

бхутани янти бхутеджья

янти мад-яджино ‘пи мам

(Бхагавад-гита, 9.25)

 

Кришна говорит: «Поклоняясь полубогам, вы достигнете их обители. Поклоняясь привидениям – отправитесь к ним. Тот же, кто поклоняется Мне, никогда не падет. Он придет ко Мне на Вайкунтху».

Поэтому не все пути едины. Когда Гуру Махарадж произнес эту речь на собрании, директора школ, учителя и некоторые другие слушатели начали возражать. Но Вайшнавы всецело поддержали Гуру Махараджа.  Когда протест стал нарастать, Гуру Махарадж назначил встречу на следующий день. Протестующие пригрозили: «Завтра мы позовем Свамиджи из Белура».

Гуру Махарадж ответил: «С полной уверенностью могу сказать: ваш гуруджи не придет».

– Дайте нам пять дней, – сказали участники собрания. – Мы приведем нашего гуру!

– Хорошо. Завтра я поеду в Чунчуру, но оставлю своего ребенка (Ваману Махараджа) здесь – на случай, если ваш гуру приeдет раньше, чем я. Мне не нужно будет приезжать: ваш духовный учитель может задать все вопросы Вамане Махараджу, он ответит. Но все же, если возникнет необходимость, я вернусь. Нашего самого маленького ребенка вполне достаточно, чтобы ответить на все ваши вопросы.

И действительно, все случилось, как предсказал наш Гуру Махарадж. Он сказал им: «Я оплачу вам дорогу, чтобы вы увиделись с вашим гуру». Но когда сотни протестовавших пришли к своему духовному учителю, тот отказался встретиться с нашим Гуру Махараджем. Одно имя Гуру Махараджа повергло его в страх. Однако если бы эти люди пришли, Вамана Махарадж ответил бы на все вопросы и разбил их идеи в пух и прах.

На том собрании присутствовал окружной судья, который хотел встретиться с Гуру Махараджем. Случайно он заговорил со мной. Мы беседовали о Санатане Госвами. Этот судья сказал мне: «Работы Шанкарачарьи более авторитетны».

«Книги Санатаны Госвами, например “Хари-бхакти-виласа”, являются самыми авторитетными, – возразил я. – Шанкарачарья – аватара Шанкары. А Санатана Госвами – Лаванга-манджари, она живет на Голоке Вриндаване. Можно ли вообще их сравнивать?»

– Как это? – недоуменно спросил он.

В этот момент Гуру Махарадж, который сидел в комнате и слушал наш разговор, быстро подбежал к нам и сокрушил все доводы окружного судьи. Побежденный, тот сложил ладони и ретировался.

[Смех]

У Гуру Махараджа, как и у Шрилы Прабхупады, были очень квалифицированные последователи. Ученики Шрилы Прабхупады всякий раз радовались, видя Пуджьяпада Ваману Махараджа, Пуджьяпада Тривикраму Махараджа и меня. Шроти Махарадж и другие были так счастливы при встрече с нами!

Ученики Шрилы Прабхупады говорили нам: «Мы верим, что после нашего ухода вы трое спасете и продолжите линию чистой преданности. Поэтому мы со спокойной душой покинем мир. Вы должны пообещать, что продолжите эту линию после нас». Все выражали нам троим очень глубокое почтение. Шроти Махарадж научил нас всему и после этого покинул материальный мир.

Как я упомянул ранее, Вамана Махарадж был воплощением терпимости (сахишнута). Кроме того, он никогда не прославлял себя. Мы так или иначе превозносим себя, но я никогда не замечал этого у Ваманы Махараджа. Многие говорят: «Я поехал в Англию. Оттуда я отправился в Америку, затем посетил Францию и многие другие страны. Когда я говорил по-английски, все завороженно слушали». Так обычно говорят.

[Смех]

Но Вамана Махарадж никогда не прославлял себя. Такова его особенность.

Я всегда считал Ваману Махараджа своим шикша-гуру, но он всякий раз говорил мне: «Если ты уйдешь, я не буду говорить». Он с любовью спорил со мной, убеждая: «Ты должен говорить. Именно ты!» Он был очень скромным. Скромность на самом деле является величайшим украшением. У нас нет такого качества, однако Вамана Махарадж обладал им. Он был необычайно терпеливым, серьезным и сдержанным. Он глубоко постиг все писания. Для Ваманы Махараджа не составляло труда процитировать любую шлоку из любой шастры. Он помнил все.

Наше время подошло к концу. Я продолжу говорить о славе Ваманы Махараджа в другой день. Я помню многие его достоинства.